Гусаров: На комиссиях международным платежным системам банки переплачивают более чем в 5 раз

03.09.2015
IMG_9329.jpg

Что безопаснее пластик БЕЛКАРТ или международная платежная система? Сколько теряют белорусские банки и бюджет нашей страны от использования международных карточек?

На эти и многие другие вопросы отвечает Владимир Гусаров, и.о. Директора ЗАО «Платежная система БЕЛКАРТ».

 

— Владимир Сергеевич, почему белорусские банки не стремятся выдавать карточки БЕЛКАРТ? Почему в первую очередь  предлагают VISA и MasterCard?

— Это, наверное, идет еще из истории Российской Империи. Одно время в российской истории считалось, что национальное самое лучше, потом царь Петр Алексеевич побрил своих бояр, научил их курить и пить кофе. С тех пор любой магазин с названием на иностранном языке (пусть даже у него такой же товар, как и в других магазинах) стал получать преференции.

Даже сегодня, если мы посмотрим на названия многих белорусских компаний, можно увидеть тот же тренд. Название «Новая музыка твоего автомобиля» не звучит. Вот «Ауто Нью Саунд» — другое дело. Иностранный язык стал синонимом качества. В тоже время карточки нашей платежной системы — это надежный национальный продукт.  Он по своим потребительским свойствам, включая безопасность, ничем не уступает платежным системам других стран. Более того, проекты на карточках БЕЛКАРТ (я имею в виду зарплатные, кредитные, пенсионные) имеют более высокую доходность для банков и способствуют укреплению национальной экономики.

— Есть ли для меня, как для рядового держателя карточки (расплачиваюсь ей в магазинах, иногда плачу через инфокиоск, в интернет-банке или снимаю деньги) разница, какая карточка: международной платежной системы или БЕЛКАРТ?

interview_infobank.jpg

— Нет. Разница только в цене. И банк, который выдал вам карточку БЕЛКАРТ, несет меньшие затраты, чем при обслуживании карточек  других систем. Если вы ежегодно не выезжаете за границу, то зачем вам   функционал, за который в безусловном порядке платит банк-эмитент? Я не говорю, что не нужно  иметь в карточном портфеле международную карточку, ведь за рубежом, даже в целях безопасности, лучше использовать карточки, а не наличные.

— Насколько безопаснее использование белорусских карточек?

—  У нас нет статистики по другим платежным системам, только — по БЕЛКАРТ. Сегодня национальный карточный портфель разделен следующим образом: 42% принадлежит БЕЛКАРТ, оставшиеся 58% — это VISA и MasterCard.

По данным на 1 квартал 2015 года 57% карточек  нашей платежной системы — это зарплатные карточки. Почти 17% карточек выдано пенсионерам. По кредитным карточкам процент незначительный.

Карточки БЕЛКАРТ благодаря использованию ПИН-кода и своей локальности при всех операциях очень хорошо защищены от несанкционированного использования и внешних факторов. Например, если кто-то найдет утерянную карточку БЕЛКАРТ, он не сможет ее использовать, так как нужно знать ПИН-код.  

Только небрежность клиента или его забывчивость дадут возможность злоумышленникам узнать ПИН-код и воспользоваться счетом держателя.

— Насколько интересны иностранным хакерам белорусские рубли на картах БЕЛКАРТ?

— В первую очередь хотелось бы отметить, что за прошлый год около 97% всех операций в национальном карточном портфеле, осуществлялись по Беларуси.  По данным Национального банка Республики Беларусь за 1-е полугодие  2015 года только 1,86% операций по карточкам были выполнены за пределами Беларуси. Монетизировать скимминговые операции с карточек БЕЛКАРТ довольно затруднительно, так как злоумышленники стараются использовать дубликаты     вне Беларуси, а за рубежом. И, как Вы понимаете, в других странах чаще всего для расчетов используют доллары или евро. И именно поэтому мошенникам белорусский рубль доставляет неудобства, а значит, с карточек БЕЛКАРТ воровать деньги попросту не выгодно и не удобно, а главное небезопасно для самих хакеров.

 

— Если человеку выдали в банке зарплатную карточку VISA, а он за границу не ездит, сколько на этом теряет Беларусь?

— Это очень непростой экономический вопрос. Нужно проводить анализ рентабельности розничного банковского портфеля, в ядре которого находятся розничные банковские продукты: расчетные, сберегательные, кредитные, дебетно - овердрафтные карточки.

Мы провели анализ (эти цифры можно обсудить) на основе допущений. Сравнивалась стоимость комиссионных затрат, которые несет банк-эмитет на портфеле в 1 млн. карточек, при количестве операций в месяц 10 штук и зачислении на счета 2,6 млн. бел. руб. по условной международной платежной системе (МПС) и БЕЛКАРТ.

В итоге мы получили, что на комиссиях международным системам банк переплачивает более чем в  5 раз, чем, если бы он использовал карточки БЕЛКАРТ.

Причем, международным платежным системам банк платит в валюте, а не в белорусских рублях.

При этом, согласно Закону об избежание двойного налогообложения, доходы, получаемые международными платежными системами на территории нашей страны, не подлежат налогообложению в Беларуси. Они уплачиваются за рубежом.

    Получается, мало того, что банки переплачивают по карточным продуктам, которые на 98% используются внутри страны, так еще и налоги с этих сумм уплачиваются не в бюджет Республики Беларусь. А если банки эмитируют карточки национальной платежной системы, то расширяется налоговая база для пополнения  бюджета нашей страны.

— С другой стороны, на карточках МПС есть чип, а на БЕЛКАРТ нет. И карточку без чипа просто страшно заводить…

— Решение Национального банка о выпуске с 1 июля 2015 года карточек МПС только в чиповом оформлении — правильное. Аналогичное решение есть и по системе БЕЛКАРТ, но с 1 января 2017 года.

     Мы активно работаем в этом направлении. Перед нами стоит задача не только найти производителя микропроцессора. Необходимо выбрать  поставщика операционной системы и платежного приложения, которое должно быть размещено на данном микропроцессоре. 

     С другой стороны, есть понятие разумной достаточности. Сегодня, по данным российских источников, заготовка с чипом удорожает для банка-эмитента стоимость заготовки карточки на 30-50 евроцентов. Умножьте эту цифру на 5 млн карточек БЕЛКАРТ. И это только заготовка, без стоимости операционной системы и платежного приложения.

    Поэтому иногда получается, что карточка с магнитной полосой именно на локальном  уровне более рентабельна на сегодняшний день, даже  с учетом рисков.

— Получается, что вы захватите часть рынка за счет более дешевых продуктов, пока другие будут предлагать карточки с чипом, а вы без чипа?

— Конечно, мы хотим захватить большую часть рынка, для этого есть все разумные экономические предпосылки. Но получается парадокс. Например, в США около 10 лет действует «принцип нулевой ответственности». Максимальная ответственность самого держателя американской карточки ограничена 50 долларами. Даже если американец карточку потерял и по каким-то причинам не заметил этого, не заблокировал ее и у него украли 3 тыс долларов — его ответственность всего 50 долларов. Остальную сумму ему возместит банк.

     Со своей стороны, VISA и MasterCard более 15 лет пытаются мягко продвинуть американские банки к массовой эмиссии чипов. Но банки, оценив инвестиции в модернизацию периферийных устройств: банкоматов, терминалов в магазинах, программного обеспечения, — и потери от мошенничества (по разным источникам они составляют в год  от 4до 6 млрд. долларов) совсем не торопятся производить чипизацию карточек.

— Кстати, говорят, что на первых карточках БЕЛКАРТ был чип?

— Изначально на карточках БЕЛКАРТ чип был, потому что была избрана концепция электронного кошелька, но данная концепция в тот период не совсем подходила для нашего рынка.

Поясню. Каждая страна — Беларусь, Чехия, Литва — имеют по своему уникальный рынок, который базируется на географии, экономическом потенциале страны, психологии людей, их привычках.

Если говорить о концепции электронного кошелька, то она не совсем подходит для маленькой страны с 9,5 млн. населения. Уровень коммуникационных сетей, их доступность для граждан  у нас  в стране один из  самых лучших в Европе, что позволяет создать технологию финансового обслуживания граждан самого качественного уровня.

Электронный чиповый кошелек БЕЛКАРТ имел абсолютную защиту от взлома — можно даже сказать, что это были избыточные инвестиции в безопасность. Однако чтобы его пополнить, надо было подойти к банкомату, POS-терминалу вставить в него карточку и положить на него деньги. Это довольно затратная процедура в век дефицита времени. Плюс, себестоимость микропроцессорной заготовки на тот период (середина 90-ых годов) была высокой. Еще одним недостатком БЕЛКАРТ 90-х годов было то, что технология слабо учитывала тот факт, что она должна продаваться банкам в конкурентной среде.

МПС, воспользовались недостатками в экономической модели БЕЛКАРТ того периода, предложили более дешевые карточки в белорусских рублях, тогда и обошли внутреннюю платёжную систему.

Заготовка их карточки стоила копейки — 18-25 центов, все работало, и ничего не надо было дорабатывать — только открывать счета в белорусских рублях.

— Но у кобейджинговой карточки БЕЛКАРТ-Maestro есть чип?

— Да. Там чип стандарта EMV. Он работает во всех странах мира. И операции почти всех эмитентов Беларуси в зарубежных интернет - магазинах защищены по технологии 3D-Secure. Если у вас есть карточка БЕЛКАРТ-Maestro, то вы можете платить в иностранных интернет-магазинах, не беспокоясь, что ваши реквизиты могут быть похищены в интернете и использованы злоумышленниками.

— Но БЕЛКАРТ-Maestro дороже?

— Все будет зависеть от тарифной политики банка, но, безусловно, сама заготовка изначально дороже на 30-50 центов. Плюс, все зависит от заказываемой партии. Если заказ на 15 тыс карточек — цена одна. Если на 150 тыс — цена другая. Чем больше заказ — тем дешевле единица заготовки.

— БЕЛКАРТ-Maestro можно оформить во всех банках?

— Только в банках, входящих в платежные системы  БЕЛКАРТ и MasterCard и имеющих лицензию на выпуск их продуктов.

— Можно ли согласиться с последним советом белорусского МВД, который рекомендовал пользоваться карточками MasterCard, а не VISA, после того, как мужчина потерял карточку, а молодые люди рассчитались ей в магазине, потому что нужна была только подпись?

— Поясню. Есть карточные операции,  которые проверяются по ПИНу (PIN-based transactions), есть по подписи держателя (Signature-based transactions). В карточках MasterCard Standard и выше, в большинстве случаев, проверка клиента идет по подписи. И по всем карточкам VISA верификация тоже идет,  как правило, по подписи. А в Maestro — только по ПИНу (их технология идентична технологии БЕЛКАРТ).

— Что надежнее: подпись или ПИН?

— Безусловно, ПИН. Практика показывает, что подпись на обратной стороне карточки и подпись на карт-чеке сравнивает только 3-5 кассиров из 100.

— Многие люди имеют зарплатные карточки в одном банке, а сберегательные в другом. Однако при перечислении средств с карточки одного банка на карточку другого взимается комиссия. Можно ли от нее отказаться? Или технически это невозможно?

— Технологически сделать это несложно. Сервис Р2Р переводов через сайт БЕЛКАРТ, который мы планируем реализовать, позволит всем банкам-участникам БЕЛКАРТ интегрироваться на эту площадку. Наиболее интересен этот проект будет для малых и средних банков. Им понадобятся минимальные инвестиции для подключения к сервису. Они смогут получать деньги в режиме реального времени от ведущих банков - эмитентов карточек БЕЛКАРТ.

Это будет практически мгновенный перевод, когда в течение 2-3 минут деньги, например, из Орши доходят в Зельву, и клиент может рассчитаться за услуги  местной гостиницы.

Однако вопрос тарифов — это очень болезненная тема. Потому что в процессе перевода денег из банка в банк задействованы недешевые программно-аппаратные средства, которые нужно  купить, обслуживать, ремонтировать и обновлять.

— Получается, что сегодня белорусские банки «гоняют» карточные деньги через иностранные площадки?

— Да, и мы видим в этом направлении важный бизнес-кейс  БЕЛКАРТ и конкурентное преимущество нашей платежной системы. Потому что одно дело «гонять» переводы «money send» через visa.net, через Лондон, Сингапур или другой кластер платежной системы, и другое дело, когда эти операции происходят внутри страны.

С точки зрения себестоимости, мы сделаем так, чтобы комиссия за сумму, которая будет проводиться между карточками БЕЛКАРТ, была конкурентной, и интересной, как банкам, так и клиентам.

Кстати, если сравнивать с другими странами, то по банковским продуктам мы выглядим очень достойно. И потребительская культура клиентов наших банков у нас на высоком уровне.

Приведу пример. Банк Англии недавно привел статистику. У них за прошлый год наличный денежный оборот увеличился на 6%, а безналичные платежи по дебетным продуктам составили только 24%.

У нас безналичные платежи на уровне 29%. Напомню, что в Беларуси карточный портфель на 80% — это зарплатные (дебетовые) карточки. Поэтому можно сказать, что пользовательская культура белорусов не хуже, чем у англичан, которые пользуются картами уже более полувека.

— Складывается впечатление, что зарплатные карточки — это сплошные расходы для банков. А как же остатки на счетах, которые могут достигать триллионов рублей и которые можно хорошо «крутануть» под ставку овернайт?

— На последней конференции MasterCard, которая прошла у нас в Минске, я услышал от представителя этой МПС такие слова: «Раньше MasterCard считал, что зарплатные карточки — это  традиционный сервис постсоветской системы, а сейчас мы видим, что это серьезный продукт».

Но здесь есть и другая статистика. В Беларуси около 8 млн зарплатных карточек. Раньше миллиарды белорусских рублей выдавались в день зарплаты в кассах предприятий, и для этого печаталось огромное количество бумажных денег. Сейчас эти деньги безналичным путем попадают на счета и работают. С другой стороны, они, конечно, обеспечивают краткосрочное кредитование и активные операции банка.

Но и держатели зарплатных карточек имеют от них небольшие экономические преференции: безопасность и удобство. Плюс ко всему, если клиент банка не поленится, то он может в рамках своего зарплатного банка оформить сберегательную карточку, и с помощью интернет-банка тут же без комиссии перевести деньги с зарплатной карточки на свою сберегательную.

К примеру, сотрудники БЕЛКАРТ обслуживаются в Белинвестбанке, и у нас такая возможность есть. За счет того, что я сразу не снял деньги, а они находятся на сберегательной карточке в банке — я могу «заработать», например, на 2-3 литра бензина в месяц. В данной ситуации выигрывают все: экономика страны, банк и клиент.

Иногда можно встретить комментарии: «Банк предлагает мне 5% по остаткам средств на карточке. Но я лучше сниму эти деньги, пусть они «задушатся». Я не хочу, чтобы банк заработал на межбанке 20% под ставку «овернайт» и забрал себе все проценты».

Ну, разместил банк деньги под 20%? Клиент ведь тоже получит свои проценты. Неужели лучше снять все средства с карточки и положить деньги дома в комоде? Как минимум это небезопасно. Ведь если воры проникнут в дом и найдут сбережения, то вряд ли оставят хотя бы половину этих средств на месте в комоде.

Кроме того, реалии сегодня таковы, что найти магазин без терминала сложнее, чем с терминалом. Даже на периферии. Я сам родом из Слонима и там везде в магазинах стоят терминалы. Россияне удивляются — в Москве половина магазинов не принимает карточки, а в Беларуси, в деревне Поречье Слонимского района, можно рассчитаться российской пенсионной карточкой Maestro от Сбербанка России. И не нужно снимать деньги и платить 2% за снятие наличных. Можно купить все продукты, заправиться, заплатить за лечение, коммунальные услуги  — нет проблем. Мы — цивилизованная страна.

— Если у меня карточка БЕЛКАРТ, могу я с ее помощью купить подарок жене на alibaba.com?

— Мы должны четко понимать, что конкуренция локальной платежной системы БЕЛКАРТ с транснациональными корпорациями на международных рынках невозможна и  бессмысленна. Мы и не хотим ни на кого нападать, но и своей территории не отдадим. Нам не нужны рынки alibaba.com, мы хотим сделать оборот нашим интернет - магазинам, которых в ЕРИПе зарегистрировано уже более 16  тысяч. И, тем не менее, для требовательных держателей карточек в 2014 году мы предложили кобейджинговый продукт БЕЛКАРТ-Maestro, который позволяет оплачивать покупки в зарубежных интернет-магазинах. Но, тем не менее, мы понимаем, что не можем конкурировать на том поле, где заранее проигрываем. Ведь и в спорте боксер весом 60 кг не выйдет против Николая Валуева драться — результат поединка известен. Так и здесь. Наше преимущество в том, что мы локальная платежная система.

Причем, не каждая страна может себе позволить иметь собственную платежную систему. Например, в Польше была локальная карточка «Полкарт», но ее «съели» конкуренты. В Чехии, у которой не последняя в мире экономика, система так и не появилась. То же самое можно сказать о Венгрии и других восточноевропейских странах.

— Насколько рядовому держателю карточки выгоднее пользоваться национальным продуктом, БЕЛКАРТ?

— Каждый решает сам за себя, но лично я являюсь держателем такого продукта БЕЛКАРТ, как «Талака» от Технобанка, и могу привести его плюсы. Там повышенный процент по текущему счету, выше 20% годовых. Там есть кэш-бэк. Более того, этот пакет дополнительных экономических сервисов стимулирует и безналичные расчеты. По итогам месяца я получаю 5-7 тыс. Много это, или мало?

Для меня — это почти 20 минут бесплатного разговора в сети Velcom.

Плюс, «Талака» — это БЕЛКАРТ - Премиум. А по таким картам мы первыми предложили ввести «принцип нулевой ответственности», еще до введения в силу официального правового акта от регулятора.

— VISA и MasterCard предлагают клиентам в рамках продуктов Gold, Platinum или Infinitе ряд интересных сервисов. В том числе — консьерж-сервис. Есть ли что-то подобное у БЕЛКАРТ?

— Буквально месяц назад мы обсуждали этот вопрос. Дело в том, что организацией консьерж-сервиса занимается не банк и не платежная система. И для VISA — это не профильная деятельность, это аутсорсинг. Кстати, они предлагают при реализации выпуска премиум - продуктов подписать договор с одной из компаний, предоставляющих такие услуги.

В Беларуси просто нет пока  компаний, готовых оказывать такие аутсорсинговые услуги. Пока что у нас все подобные проекты заканчиваются на уровне скидочных карточек.

Почему, к примеру, у нас лет 7-10 назад не развивался эквайринг? Потому что не было конкуренции между торговыми предприятиями. А когда нет конкуренции, то торговец говорит покупателю: «Иди в банкомат, сними деньги и принеси мне. Заплати комиссию за снятие наличных денег и организуй мне прибыль!» В Европе любой продавец понимает, что если он так отправит покупателя принести ему деньги, то из 10 только 3  в лучшем вернутся обратно за покупкой. 7 человек уйдут навсегда, к конкуренту.

Аналогичная ситуация с консьерж - сервисом. У нас на рынке должны появиться несколько компаний, которые бы представляли услуги данного профиля, как например, заказ столика в ресторане, покупки билетов в театре, мест в агроусадьбе. Такой сервис будет востребован.

Если посмотреть на рынок Беларуси, то около  97% операций и 94% денежного оборота происходит внутри страны. Эти цифры говорят, что у нас есть люди, которые будут готовы платить за консьерж - сервис для экономии своего времени.

Сам БЕЛКАРТ не может создать такую компанию — это не наш профиль. Мы, со своей стороны готовы всячески способствовать продвижению белорусского консьерж - сервиса, как мы сегодня продвигаем проект «Моцная картка».

— Почему в Беларуси, где активно продвигается принцип «Купляйце беларускае!», не используется административный ресурс для продвижения национальной платежной системы?

— БЕЛКАРТ не исключает обращения в государственные органы с серьезным экономическим обоснованием для того, чтобы рекомендовать, что именно средства бюджета и предприятий государственной формы собственности  или с частью государственной собственности зачислять  на счета с использованием карточки БЕЛКАРТ.

Такой  толчок способствовал бы тому, что сотрудники банков, занимающиеся продвижением некоторых продуктов, в первую очередь это касается зарплатных и кредитных карточек, на международных карточных платформах, увидели бы большую экономическую выгоду в реализации розничных продуктов на технологиях БЕЛКАРТ.

Сегодня Беларусь, как небольшая страна, имея серьезный  опыт работы и сотрудничества с МПС, может его творчески использовать с учетом особенностей национального рынка, структуры экономики и белорусской ментальности.

— Владимир Сергеевич, спасибо вам за интервью.


Мне нравится!

Вернуться к списку